Лео Лев
Семнадцатое любовное письмо
Семнадцатое любовное письмо
Я хочу признаваться Тебе в любви, потому что мне легче так жить, потому что я знаю, что Ты всегда будешь просыпаться и засыпать с памятью об этих моих словах. И они будут согревать Тебя, даже если будете вдруг будет где-то холодно. Но вспомнив мои признания в любви, Ты будешь в ладонях меня, невидимого и родного мужчины, который любил Тебя, даже когда Тебя совсем не знал. Я возлюбил Тебя еще до Твоего рождения, потому что знал, что родится такая талантливая и милая девочка, которая будет влиять на этот мир своей красотой, своим очарованием, вдохновлять на подвиги и побуждать меня писать такие добрые признания в любви Тебе, моей единственной радости.
С некоторого времени я стал ценить каждое слово, которое произношу вслух. Потому что слова сейчас стали слишком живыми. Они могут повлиять на твою судьбу и влияют. Позволь мне рассказать одну историю Тебе, которая раскроет Тебе, любимая, то, что я имею ввиду.
Это история одной женщины, которая выжила в Освенциме и была лишь одной из немногих, которой посчастливилось остаться в живых.
Ей было 15 лет, когда она попала в концлагерь со своим младшим братом, которому было 8 лет. Родители их погибли.
И вот она рассказывает: «Мы едем в поезде на пути в Освенцим. Я опускаю глаза и вижу, что брат мой босой. Куда-то делись ботинки.
И я ему сказала: «Ну что же ты за тупица! Как же ты не можешь уследить за своими ботинками!» Ну просто вообразите себе, каким тоном говорит старшая сестра со своим младшим братом… К несчастью, это были последние слова, которые услышал от неё брат.
Больше она его не видела. Он не выжил.
И когда она вышла живой из Освенцима, она пообещала себе, что никогда-никогда она не произнесет ни одного слова, которое не будет достойным оказаться последним словом в этой жизни.
Каждым моим словом к Тебе будут слова, окунувшиеся в доброту моей души; слова, преисполненные сопереживаниями любых Твоих девичьих напастей; слова, которые будут слишком живыми и вдохновляющие Тебя. Я ответственен отныне за Тебя, потому что я перенял Тебя от Твоих святых родителей, взял на поруки свои, и обещал нести Тебя в своих объятьях.
Я всегда принадлежу Тебе, любимая, и я здесь для того, чтобы охранять Тебя.